Интервью — Игорь Матвеев, экс-майор внутренних войск МВД: «В течение второго месяца они пытаются сокрыть факты, но у них ничего не получается»

Майор Игорь Матвеев прославился после того, как выложил на YouTube видеозаписи, на которых он разоблачает злоупотребления во владивостокской воинской части. В частности, он рассказал о том, что солдат кормят собачьими консервами, замаскированными под изделия из говядины, а также размещают на территории части гастарбайтеров из Китая. После этого приказом вышестоящего начальства офицер был уволен из внутренних войск. О своей борьбе за справедливость Матвеев рассказал GZT.RU.

Когда вы впервые обнаружили указанные вами в видеозаписи нарушения?

13 апреля 2011 года я официально установленным порядком подал обращение на имя командира бригады и доложил ему об этом. Изначально, зная, что будет необъективное разбирательство, я решил, что параллельно буду обращаться в органы военного следствия и в адрес главнокомандующего.

Кто несет ответственность за данные нарушения, по-вашему?

Лично несет ответственность должностную командир соединения полковник Султанбеков, поскольку этих гастарбайтеров вселял туда на незаконное проживание в боксе части его родной брат— старший лейтенант Султанбеков, который временно исполнял обязанности командира части.

Что касается тушенки вот этой собачьей, там непосредственно несет ответственность заместитель командира части по тылу подполковник Рыжков Эдуард Сергеевич в бригаде, полковник Скворцов— это зам по тылу Восточного регионального командования.

Ну и заминал все факты бывший командир чугуевской воинской части (№3411— GZT.RU) начальник штаба бригады подполковник Маков Федор Федорович. Он сразу туда выезжал и выезжала прокуратура Спасск-Дальнего гарнизона. Чтобы сокрыть эти факты— там не только тушенка, там большая недостача на 1 млн 300 тысяч выявлена— Маков, начальник штаба бригады, пытался склонить представителей военной прокуратуры к тому, что они якобы в ведомственном порядке выявили эту недостачу, а материальный вред заглажен— они нашли деньги, чтобы заплатить эту недостачу- и тем самым сокрыть данный факт. Однако представители военной прокуратуры на это не пошли. И уже в течение второго месяца они пытаются сокрыть эти факты, но у них ничего не получается.

В течение какого времени вы удерживали материалы, которые были в вашем распоряжении?



До моего видеообращения. Видеообращение я запустил после того, как прибыла необъективная комиссия главного командования под руководством начальника штаба тыла Внутренних войск МВД генерал-майора Тельпиша… 25 апреля меня вызвали в Главное командование в Москву со всеми этими документами, я установленным порядком подал мотивировочный рапорт на имя главнокомандующего внутренних войск. Но при этом я прошел все инстанции, начиная от командира бригады, затем командующего войсками и затем обратился в адрес главнокомандующего, поскольку по уставу я имею право, я обязан это сделать.

После того, как я официально подал этот рапорт, зарегистрировал его с приложением на 164 листах в адрес главнокомандующего я просил объективной независимой проверки и оперативного реагирования на все эти злоупотребления. Однако 27 апреля я прибыл из Москвы… На рапорте было указано, чтобы проверка проводилась с моим личным участием, однако никто кроме представителей военной прокуратуры— руководителя 304-го военно-следственного отдела Следственного комитета, полковника юстиции Макаренко и полковника Сергина, замначальника отдела главного штаба— со мной не работал. Генерал-майор Тельпиш в срочном порядке выбыл в Чугуевку, чтобы закрывать эти факты, заминать и фальсифицировать документы. После того, как полковник Сергин из 11-и пунктов нашел подтверждение трем пунктам по своему направлению, полковника Сергина в срочном порядке отстранили от проверки и отправили его назад в Москву.

У меня имеются документы, где сам полковник Сергин указывает то, что в отношении него была проведена провокация с целью устранения от проверки за его принципиальность. По прибытии офицера главного штаба внутренних войск МВД в главное командование он доложил своему непосредственному начальнику о том, что факты, изложенные в рапорте по тыловому, подтверждаются. С его слов— он мне звонит по сотовому телефону— ему заявили о том, что его сделают таким же «шизофреником», как Матвеева, и уволят. У полковника случился приступ, его госпитализировали в неврологическое отделение. В настоящее время я потерял связь с этим офицером, может, на него тоже оказывается давление. Но документ, который он оставил, у меня имеется, и он имеется в 304-м военно-следственном комитете.

В настоящее время вы уволены из части и внтуренних войск?

Уволен я 11 мая 2011 года приказом командующего войсками. Но формально я еще не уволен, есть только приказ о моем увольнении. Официально с сегодняшнего дня я нахожусь в отпуске. 21 июня я обязан отгулять еще один отпуск как ветеран боевых действий. Я еще не исключен из списков воинской части.

После того, как я понял, что такая ситуация происходит, я был вынужден обратиться с видеообращением— я имею на это право— в адрес верховного главнокомандующего, в адрес председателя правительства и в адрес министра внутренних дел, генерала армии Нургалиева, чтобы инициировать объективную проверку… Все эти должностные лица отдают команды и распоряжения и неугодных военнослужащих увольняют. Но события имели место, и в настоящее время возможно эти факты доказать при объективной проверке. И я был вынужден обратиться таким способом.

Насколько я понимаю, вы попали в фокус внимания СМИ еще в 2003 году, когда находились в звании капитана. Предпринимались ли вашим командованием попытки заставить вас замолчать?

Я вам так скажу… Как только я либо опоздаю на занятия, либо после каких-нибудь праздников— я это не скрываю— какое-нибудь там у меня нарушение, сразу об этом становится известно всем. И максимально принимаются меры дисциплинарного взыскания в отношении меня. Грубо говоря, «жизнь за стеклом»: нельзя и плюнуть уже никуда.

Из доклада Альваро Хиль-Роблеса, комиссара по правам человека о его визите в РФ, 2004 год:

«Во время пребывания в Хабаровске представители НПО рассказывали мне о капитане Матвееве, дело которого получило широкую огласку в крае. Он был капитаном внутренних войсках МВД и выступил против своих коллег, которые превратили солдат в рабов. После безуспешных протестов он обратился через СМИ к общественности. Через несколько дней после этого поступка капитан Матвеев попал в очень сомнительное дорожно-транспортное происшествие, обстоятельства которого представляются туманными. В результате капитан Матвеев был помещен под стражу в СИЗО № 1 Хабаровска. В отношении него было возбуждено уголовное дело».

Источник: Сайт Совета Европы

В сети появилось компрометирующее видео, где вы якобы находитесь в состоянии опьянения

Это видео было снято в конце августа 2009 года. Оператор, который снимает его— заместитель командира бригады по работе с личным составом подполковник Коваленок. Тогда я не стал никуда обращаться. Я ему просто сказал: «Еще раз такое повторится, я просто вам, товарищ подполковник, лицо испорчу за забором». Я считаю эти действия ниже чести офицера.

Тут дело в чем. Этот подполковник, после того, как был задержан мной за попытку хищения продуктов с продовольственного склада… Цитирую вам свой рапорт: «При пресечении хищения подполковник Коваленок, официально находясь на лечении в госпитале, допкускал в отношении меня нецензурную брань, угрозы, хамство и нетактичное поведение как начальник к подчиненному…»

После этого он затаил на меня злобу, потому что я официально доложил на него… Через неделю-две по окончании рабочего дня— я накануне двое суток не спал— мы пили чай, и он что-то мне подсыпал… снотворное. Я не скрываю, что это я, хотя лица не видно… Я уснул за столом, тут же через 10 минут вошел подполкновник Коваленок, выгнал солдата из кабинета, привел двух офицеров. Затем он наигранно начал говорить, что запаха от меня нет, следов наркотического опьянения нету. Сразу начал звать медиков, которые стояли за углом. Однако дальнейшего содействия с его стороны не было. Этот ролик сейчас— он обрезанный пополам. Изначально они в полном объеме ролик дали, где он курит, ухмыляется, говорит: «Майор погибает, что будем делать? Медицина бессильна». И медики уходят. И он меня так оставляет. Потом пришел мой начальник, на тот момент— старший помощник… Он увидел все это шоу, его (Коваленка) оттуда выгнал, меня разбудил. Я встал, у меня сильно болела голова…. Почему меня не отвели в медчасть? Почему не освидетельствовали? Это такое глумление…

Чем вы сейчас занимаетесь?

Сейчас я защищаю себя и активно работаю с органами военной прокуратуры и со средствами массовой информации, а также правозащитными организациями. Я вышел на правозащитную организацию «Мемориал», потому что я доверяю этой организации, она оказывала мне содействие еще в Грозном.

Спонсор поста:

Арбалет 2005M Wolf of the Forest



Пинг не поддерживается.

Оставить комментарий