Новый Колизеум и рабское сознание. Часть первая

Мы любим обвинять политиков, высших чиновников и остальных, а себя называть ни в чём не повинными «стрелочниками». Дескать, наше дело маленькое, от нас ничего не зависит. Тогда как именно стрелочники, исполнители претворяют в жизнь все планы всех этих непорядочных или недалёких политиков, коррумпированных чиновников и т.д. Не было бы директоров учебных заведений, исполняющих любые приказы и решения сверху, не глядя на качество и последствия этих решений и приказов, – не было бы самих этих приказов! Не было бы директоров школ, держащихся за свои тёплые, мягкие директорские кресла и боящихся, не дай бог, шевельнуться в сторону своего начальства, дабы не потерять насиженного места – не было бы сегодня платного школьного образования, не было бы всех этих реформ, преобразований, от которых плохо всем: и учителям, и ученикам, и их родителям, но зато неплохо руководителям учебных заведений. И чем лучше они исполняют и реализуют эти реформы, тем крепче и комфортнее сидят на своих местах. Такие люди всегда нужны системе. Сейчас часто слышу от, казалось бы, умных известных людей очень не умную мысль о том, что коррупция – это воровство. «На Руси веками воровали, и будут воровать» – скажет кто-нибудь в очередной дискуссии о коррупции в стране. Нет, коррупция – это не просто воровство, это целый клубок сложных взаимоотношений, завязанных, безусловно, на наживе, но коррупционеры – это не просто воры: пришёл, украл и убежал до следующего раза. Это люди, сидящие на руководящих местах разного уровня и управляющие различными учреждениями и жизненно важными процессами жизни общества не на благо участников этих процессов, а на благо своего круга, и, главное, не дающие другим людям нормально жить и работать. Вот что такое коррупция. Если бы они только воровали! Они не дают другим людям жить и работать – вот что они делают! Ведь иначе нормальные люди вытолкают их взашей, если дать людям развиваться, видеть чуть дальше своего носа, позволить иметь своё мнение, затрагивать и решать проблемы, одним словом, если делиться с людьми своей безграничной и неподсудной властью, сделав её подсудной, прозрачной, ответственной, законной (что, конечно, очень отличается от сегодняшнего повсеместного беззакония, тотальной безнаказанности властьимущих).

Всё это я так хорошо разглядела в директорах и завучах школ за годы работы в различных школах, а также во всей их гопкомпании в лице их приближённых: тесного кружка из подружек, родственников, знакомых из департаментов, и просто очень удобных людей, которые стали такими удобными, дабы получить свою крошку с барского стола. Эта свора сидит и за всех всё без их ведома решает, всё лучшее делит между собой, друг друга нахваливает, неугодных или неудобных они ставят на место «в стойло» или вообще устраняют из заведения, например, устраивают травлю, заставляющую человека уволиться и т.д. Ничего вам это не напоминает, скажем, внешнюю политику ряда так называемых развитых цивилизованных современных государств? Так вот, эта самая модель общества имеет место быть и во всех других сферах жизни и жизнедеятельности, а не только в школах, и не только в нашей стране. Эта же самая модель поведения лежит в основе большой политики, когда кучка ухоженных мужичков и баб в дорогих костюмах сидят тесным кружком, междусобойчиком, в так называемых международных органах и решают, кому быть, а кому не быть. Точно так же, как директриса школы решает, кому быть и учиться в её школе, а кому нет. Они сидят и запросто, на голубом глазу на весь мир провозглашают никем даже не доказанные «преступления Каддафи» (с которым позавчера обнимались, когда им это было выгодно), ровно точно так же, как это было с «этническими чистками Сербами Албанцев» (тоже так до сих пор и не доказанными, и никому-то эти доказательства и не нужны, а нужен был лишь предлог), ровно так же, как это было и с С. Хуссейном (ни химического оружия у которого, ни атомной бомбы, – послуживших тоже лишь предлогом, – так и не было найдено). Они Боги, которые имеют право не только обвинять кого-то в чём-то, но и уничтожать неугодных: бомбить целые страны вместе с простыми мирными людьми, с детьми… Только чтобы принудить уйти в отставку неугодного им правителя. В то время как остальной мир, молча, за этим всем наблюдает. Это как на школьном дворе: местные хулиганы бьют какого-то парнишку, а остальные дети и взрослые, видят это всё и проходят мимо – «зачем связываться, ещё и нам попадёт; бьют, значит, есть за что, а если даже и не за что, то всё равно нам-то какое дело». Или даже такие мысли: «Всё равно эти будут кого-то бить – так хорошо, что не меня, а этого».

Вот главные законы современного «прогрессивного» общества! Войди в круг властьимущих и выжимай соки и кровь из всех остальных. Вот кто настоящий хищник на планете Земля. Такой человек, такой «венец природы», что любой самый кровожадный лев по сравнению с ним – просто невинная букашка, божья коровка, бабочка, одним только нектаром цветочным питающаяся.

Но вот вопрос – таким ли человек рождается? Нет! Дети дошкольного и младшего школьного возраста не демонстрируют такие модели поведения: у них отсутствует это желание создать кружок по управлению и подавлению одними других. Да, они ссорятся, даже могут подраться из-за игрушки, да, они обижаются друг на друга, капризничают и др. – но всё это продиктовано совсем иными мотивами: слишком непосредственным и открытым, плохо послушным ещё механизмом эмоционального восприятия и ответного поведения, отсутствием владения регуляторами этих внутренних движений, этого богатой и разновекторной внутренней жизни. Более того, большинство из этих раздражителей и побудителей негативного внешнего поведения лежит если не в плоскости самозащиты (обороны, а не агрессии), то уж точно по лекалам окружающих их примеров поведения взрослых людей; отражая подсмотренные и усвоенные образцы примеров подобного поведения. Но никогда не в движении к какому бы то ни было, даже бессознательному превосходству. Ребёнок обижается на своего друга, потому что тот что-то такое сказал или сделал, что демонстрирует нелюбовь или недостаток любви к этому ребёнку. Ребёнок протестует: всё, я с тобой не играю. Так же со взрослыми: ребёнок кричит на того взрослого, который в глазах ребёнка недостаточно его любит. В то же время дети сразу прощают и очень быстро забывают все обиды, потому что для них важна не самость и её ущемление, а дружба, любовь, совместная жизнь! Вот приоритеты маленьких детей. Но среда и законы жизни взрослых дают быстрые плоды: уже ко второму-третьему классу дети научаются держать обиду, мстить, сплетничать, собираться во враждующие группировки, гнобить одиночку, гнобить тех, кто слабее. Всему этому они научились у главного хищника планеты Земля. А детство своё они, к сожалению, забывают, они забывают, какими они были в раннем детстве, как они были добры и простосердечны, беззлобны и бесхитростны (какая же это хитрость, если она предупреждена и наглядна, открыта для всякого постороннего).



С ранних лет детей приучают к конкуренции – будь лучшим хоть в чём-то, не в математике, так во вранье и умении оправдаться, выкрутиться, или манипулировать другими (т.н. лидерские качества), или в умении сделать вид, что ничего не видел (хотя видел). Детям с рождения навязывается установка: не будь хорошим, а будь лучше кого-то. Человек, верящий (а мы почти все так верим), что он лучше кого-то – не может быть хорошим человеком, не может не впасть в соблазн кого-то объехать, прижать, или просто на кого-то наплевать. Человек, думающий, что он лучше других, не может быть хорошим по отношению к другим людям, к животным, к природе. Думая, что другие хуже, ниже его по развитию и т.п., он начинает их нелюбить или неуважать, вредить им (пусть и невольно): начиная от бытовой ерунды и заканчивая бомбёжкой стран и городов. Об этом хорошо сказано у Ф.М Достоевского в «Преступлении и наказании», которого и в школе все проходят, и за границей читают, вот только ума почти ни у кого от этого не прибавилось, к сожалению.

Сейчас как никогда модны и даже признаются самыми продвинутыми методики и подходы по воспитанию детей в условиях сугубо жёсткой конкуренции, специально подпитываемой организаторами таких образовательных программ и мероприятий – все эти клубы для избранных, советы по управлению школой или отрядом в летнем лагере, конкурирующие молодёжные движения – все построены на одном и том же принципе – превосходства избранных над остальными, на иерархии и управлении одних другими. «Мы не просто ученики, как все, мы особенные, мы Совет школы или лагеря», избранный педагогами или по результатам какого-то конкурса, судимого незнамо как, вернее, известно как (как и все наши пресловутые Выборы): учителя продвигают своих любимчиков и об объективности здесь говорить просто смешно! Избранные детки начинают понимать своё исключительное положение: теперь мы лучшие, мы первые и имеем право распоряжаться тем, как будут существовать в данном пространстве остальные дети. Не просто клуб юного натуралиста, а тайный клуб чего-то там, опять превосходство перед теми, кто этой какой-то тайны не знает. А эти игры в государство или управление корпорациями – так популярные в частных детских лагерях, да и вообще теперь везде! Ах, как это нравится родителям этих деток, они и рады с малых ногтей готовить их к управлению быдлом-стадом и пестуют их самость и желание руководить! Тут же поспевает и предложение – организаторы подобных лагерей и школ знают, что нравится их клиенту! А есть сейчас и такие частные школы, где руководство и педсостав пошли дальше – они устроили полное детское самоуправление в детском коллективе, где детки самых богатых родителей гнобят более простых и скромных, и всё это на глазах у всех. А возмущающиеся родители ставятся администрацией школы перед фактом: у нас такая система, не нравится – идите в другую школу. Но таких родителей мало, основной массе такая система нравится.

И ведь находится же целая армия учительниц, согласных за зарплату работать в таких школах, лагерях, по таким программам и принципам и бессовестно, не моргнув глазом, отвечать родителям «не нравится – уходите»! А ведь всё опять исполнители. Их хата с краю. Не они ведь принимают решение лететь и бомбить кого-то, но летят и бомбят именно они, родимые! Не инженеры и конструкторы военных самолётов, не механики принимают решение бомбить кого-то, …но они создают и подготавливают эти орудия для убийства, они поддерживают их в боевой готовности, готовят к боевому вылету, обеспечивают подвоз топлива и заправку, навигацию в небе, готовят для них аэродромы и взлётные полосы, кормят пилотов горячим кофейком с круассанчиком… А потом обвиняют «плохих» политиков. Маленькая кучка мужичков и баб в деловых костюмах управляет многомиллиардным населением планеты, не баранами, не стадом невменяемых, с капающей слюной, неумных существ, но… – вот оно главное слово – послушных, управляемых людей (от которых человеческого, при желании управляющих, остаётся – ноль без палочки)! Которые всё время плачут и жалуются (как в сказке Корнея Чуковского «Тараканище»), не понимая одного: они сами своими руками и мозгами работают на эту систему. Они сами учат своих детей не быть добрыми, а быть лучше кого-то и получать больше кого-то и т.д., «а не умеешь стать хищником – сиди и помалкивай, твоё место в стойле». Ну, в общем, как в ещё одной литературной метафоре, где «умные» старшие братья Иванушке-дурачку всё время говорили: «Сиди на печи, да не высовывайся народ смешить!» Хотя в конце-то смеёмся всё же почему-то над ними, а не над Ванькой-дураком…

А откуда же из обычных, простых и вроде бы неплохих, добропорядочных людей берутся эти самые – послушные исполнители, покорные винтики уродливой системы? А оттуда, что каждый хочет своё кольцо пусть не Всевластия, ну так хоть какой-то властишечки или принадлежности к таковой, прислужения. Сам не выше других, так пристроится к сильному и будет у него на побегушках, зато как у бога за пазухой. Да, он исполняет чужой приказ, но он чувствует, что за этим приказом стоит власть, пусть чужая но, власть, превосходство!!! А он, маленький, так хочет быть к ней хоть каким бочком причастным! У больших начальников большие, широкие, тяжёлые кольца власти, у других поменьше, не такие блестящие, а у большинства маленькие и пусть даже паршивенькие, кривенькие колечки, из помоишной проволочки, но всё же каждый так и радуется, если ему есть что показать перед другими, у кого и таких нету, есть чем покрасоваться, похвастать! Хоть что-то. Лучше, чем ничего. И главное как удобно: если что-то плохое совершится, всегда можно сказать: «это не я, я человек подневольный, что хозяин сказал, то и выполняю». Уже стотысячный раз в очередных телерасследованиях на тему нарушений чьих-либо прав, каких-нибудь преступлений и т.д. – видим одну и ту же картину: забор, или закрытая дверь и охранник, не пускающий внутрь журналистов. «Приказ никого не пускать», а на вопросы «как, да что, да почему, что там за забором и т.п.» отвечает всегда одно и то же: «А я-то что, я ничего не знаю, стою у двери и выполняю инструкцию». И давайте не будем забывать – он ведь зарплату за это получает, т.е. продаётся (т.е. его молчание и безмозглость, безрассудительность и покорность – просто покупаются). А кто там чего, кого убили, кого обокрали, чьё награбленное охраняю – не моё дело. Или работники коммунальных служб: те, кто последние городские деревья спиливает перед очередной застройкой, кто собак бездомных убивает – они ведь тоже люди подневольные, где им приказали рубить, там они «бедные» и рубят, где им приказали убивать – они убивают. За деньги. Покорные солдаты на службе царя-батюшки (имя которому – денежка, мошна, Мамона, или по-простому деньги, которые потому во всём мире и называют грязными, что те получают их за своё добровольное подчинение и послушание в выполнении приказов, за то, что другие, точно так же, выполняют за них, родименьких, ещё более грязную или более кровавую работу, и одни «христопродавцы» помельче не многим отличаются от других, чуть пострашнее). Или судебные приставы и работники соцзащиты, отбирающие детей у малоимущих (по чьему-то высокому мнению, по какой-то оценочной шкале, непонятно кем и на каких основаниях определённой), или выгоняющих кого-то бомжевать на улицу по решению суда (суда святых мучеников и угодников праведных, не иначе) – вот она сила «простых» исполнителей!

Итак, кредо жизни: не можешь стать лучше кого-то в чём-то (нет таланта ходить по головам, толкаться локтями, крутиться-вертеться, вырывать кусок из чужого горла и т.д.), тогда сгодишься на роль обслуживающего персонала: шестёрки-охранника, шестёрки-водителя, шестёрки-юриста, шестёрки-диетолога, шестёрки-менеджера и т.д. Сгодишься на роль покорного и безмозглого, бессловесного лакея «чего изволите-с»! У Достоевского и про это великолепно написано, за что его так не любят многие представители нашей придворной культуры, обслуживающие заказ власти общественные авторитеты. Да и не только у Достоевского, почти вся русская литература на эту тему – признанная классика во всём мире. Ещё один пример из жизни. Одна частная контора (одна из тысяч подобных), её сотрудницы время от времени жалуются своей коллеге на тамошнюю начальницу: то она это не то, то она такая-разтакая. В общем, постоянно сквозит: «вражина, житья не даёт». Но стоит этой «вражине» появиться в офисе, как все эти сотрудницы начинают бегать, как угорелые, вокруг неё и по её заданиям на цыпочках, щебеча так ласково и нежно… Вдруг, у той коллеги, к которой всё бегали жаловаться, возник конфликт с начальницей, после которого последняя решает избавиться от неудобной сотрудницы и отдаёт приказ одной из тех жаловавшихся на вражину-кормилицу (обратите внимание на это словосочетание) сотрудниц позвонить попавшей в немилость и поставить её в известность об увольнении. И получившая приказ коллега, ослепленная колечком директорского всевластия, тут же достаёт своё толщиной в волосок колечко и давай не просто звонить и докладывать о свершившемся, а самым высокомерным, официальнейшим тоном (не тем дружеско-заискивающим тоном, как было обычно) объявлять той «несоответствие» и т.д. соответствующими словами. Вот типичная, просто рядовая модель общественного, со всех сторон согласного, добровольного подлого, трусливого существования. Не просто исполни приказ начальника, но ещё и клюнь от себя, почувствуй себя на одну секундочку начальником, т.е. выше. При этом они все искренне верят, что их начальница плохая, а они хорошие. Но если присмотреться повнимательней – на самом деле они гораздо хуже своей начальницы, потому что она клюёт тех, кто априори ниже её, пусть хотя бы даже и формально ниже, а они клюют своего брата из их же курятника (равного им по положению), и не за что-то, а только ради наслаждения причастностью к минутному и жалкому превосходству.

Да, легко сказать, а жить-то как, а детей как растить?! Нужны деньги на жильё, питание, на всё необходимое, да на досуг, да на образование…, и без пресмыкания, без лизоблюдства их не добыть (если тебе не повезло с фамилией или оказаться у кормушки)… Нужно же как-то зарабатывать на хлеб-то с маслом?.. Ребята, враньё, т.е. правда, но искажённая, только в том смысле, как её всем выгодно понимать, провозглашать, оправдывая текущее положение вещей. Неправда, что «на хлебушек с маслицем», нет, и даже не на машину с кондиционером! Как показывает повсеместная практика, присосавшийся клещ так и сосёт, пока не лопнет (не важно как это произойдёт, или пусть даже не с ним, а с его близкими, если его это, конечно, вообще остановит, не факт, случается и лопнет, и на каталке уже с кислородной маской – классика Голливуда – а всё «вопросы решает», всё сосёт и сосёт, уже и оторваться не может). И одним автомобилем, пока хорошо сосётся, ещё никто не ограничивался, и двух мало, а потом уже и двух домов мало, и трёх!.. И все эти оправдания: уж если не хлебом с маслом, то семьёй, потомством, которое тоже «кормить надо» – заканчиваются ровно там же, поскольку и они не с голоду пухнут, когда папаша шестерит на супер-должности на какого-нибудь вора в законе (не по фене, а натурально и легально в законе, как все вокруг). И своих детишек заботливый отец семейства так же не ограничивает одной машиной, и двумя не ограничивает, если есть возможность, они не ограничиваются домом с одной спальней, им к выпуску из МГИМО покупают дом с десятью, или даже двадцатью спальнями… Так что хлеб с маслом тут не причём! И это банальная и всем известная как мир истина.

Меня, как и многих других людей того времени воспитывала одна мама, да бабушки немного помогали. С моим рождением мама поменяла работу на такую, чтобы проводить со мной как можно больше времени, заработок был минимальный, подрабатывала. Но хватало и на полноценное, вкусное питание, и на всё необходимое, и на досуг (оплата танцев, бассейна). Да, не путешествовали по миру. Но от того, моя жизнь была не скучней жизни подростков из нынешних обеспеченных семей. С некоторыми из них и поговорить-то не о чем, скучные до ужаса, хотя уже полмира объездили, чего только не видали и не попробовали: и сёрфинг, и дельтаплан, и дайвинг, и крокодилов ели и дорогими коктейлями запивали, и чью-то шкуру домой припёрли. Вот счастье-то: купить за бешеные деньги шкуру убитого животного и на стену повесить! Мне во дворе было интересней, чем им на экзотическом острове за тридевять земель. Вот она разница-то! У меня были иные радости, например, когда мы в государственном доме отдыха щенков местной собачки столовскими котлетами кормили, а они нам руки тёплыми язычками лизали. Да, такие радости со шкурой с мёртвой африканской антилопы и оленьим мясом на тарелке не сравнятся, что вы, куда там! «Ой, мы видели живого оленёнка! Какие они забавные, красивые!» – кричат они после экскурсионной поездки в финский заповедник, а через час: «Ой, какое нежное мясо» – говорят они же в ресторане, поедая мясо этих же самых «красивых» и «забавных», только теперь уже мёртвых.

А что, ведь есть же «дураки» – мясо, рыбу не едят. Ни тебе шашлычков, ни котлет, ни колбас, ни икры, ну что за жизнь – каторга! А эти «дураки» говорят: «А вот я как представлю, как корову, да не дай боже телёнка, режут, шкуру сдирают, кровь по коленям течёт – так мне этот кусок мяса в рот не лезет. А у меня тут свежий домашний винегретик, да со свежим хлебушком, да с зелёным лучком, да в соль макну – вкуснота!». Идиоты, что тут скажешь! Другое дело нормальные люди, которым уже и икры из последней, вымирающей на земле рыбы мало, и традиционной дичи – никакой новизны, мало впечатлений, им подавай мясо черепахи (которое они даже не отличат от куриного), или ещё кого-нибудь исчезающего животного. Как зачем? А деньги-то мне на что?! Хочу и могу себе позволить, так сказать, чтоб завидовали, или для своего же собственного тщеславия! Хочу всего и побольше! В общем, бессмертная сказка о золотой рыбке. А конец её известен? Кому-то да, а кому-то нет, хотя читали и слышали все. А ведь вот оно самое – что нуждается в пристальном изучении, как образцовая патология – меднолобость хомосапиенсов. Ведь заправляют всем на планете не первые из выше упомянутых (вегетаринцы), а вторые, которым подавай всех живых убитыми и побольше, и поразнообразней. Ну недостаточно французам гусиных мяса и потрохов, они ещё и поиздеваются над птицей перед смертью, чтобы какой-то там особенно нежный деликатес от мучений птицы получился, особенный вкус. Особенный, несравненный вкус, когда знаешь, что паштет из соловьиных язычков!

Тут уже и наше подобострастие перед всем заграничным тоже не отстаёт, тоже не дураки, просвещаемся и учимся, приобщаемся к подлинным, так сказать, ценностям по примеру лучших гурманов и ценителей прекрасного! Да и вообще непонятно: зачем же себе представлять всякие гадости-то – «режут», «сдирают», «кровь»?.. Меньше думаешь – лучше спишь! А ещё лучше – совсем не думать, живёшь зверюшкой, хрю-хрю, поел, поспал, посмотрел зрелище, ещё какие-нибудь потребности справил или удовлетворил, хрю-хрю, о прайде позаботился, снова поел-поспал-развлёкся!.. Вот это жизнь, зашибись!

«Подходи, не скупись, покупай живопись!» Сфотографируйтесь с заморенным удавом и с таким же замученным орлом на Красной площади! «Ну как же без этой фотографии – все же фотографируются, а мы, что, хуже что ли?!» Сводите детей в цирк, где вам под грохот музыки покажут таких же зверей, всю жизнь промаявшихся в тесных клетках, без дневного света даже (я уж не говорю о методах дрессировки, к ним применяемых). Но это никому не интересно, интересна гремящая музыка, огни мигают, костюмы блестят блёстками, шум-гам, ты на других смотришь, другие на тебя, вот он ты – не хуже других, тоже своих детей сводить можешь, заботу об них показываешь! Сами-то животные тебе, естественно, до одного места, они тебе только для галочки о посещении, для фотографии, показать другим, что и ты развлекаешься как все, не хуже, вон, веселимся, а как же, вот, смотрите! И не надо нам тут настроение хорошее портить – в рожу нам тыкать, дескать: за чей счёт мы тут веселимся и приучаем к таким радостям маленьких детей, какую цену платим! Какую ещё цену, цена на билете указана!

Продолжение следует…

Спонсор поста:

обмен валюты



Пинг не поддерживается.

Оставить комментарий