Максим Кваша. ВТО по кругу

«Присоединение России к ВТО становится реальностью»,— заявил президент Дмитрий Медведев.

Прибытие супругов Медведевых в Брюссель, где президент сумел договориться с Евросоюзом о вступлении России в ВТО

Источник: Сайт президента РФ

Максим Кваша

Максим Кваша – легендарный журналист, потрясший мир интервью про 600 тысяч российских силовиков, «которые ни х.. не делают, и ищут, где бы деньги заработать». Сейчас – экономический консультант.

А глава Минэкономики Эльвира Набиулина пояснила, что рассчитывает на вступление во Всемирную торговую организацию в ближайшие полгода. «Передайте соль, пожалуйста»,— отозвалась газета Financial Times. На званых обедах это один из способов нарушить неприлично затянувшееся молчание после неловкой реплики одного из гостей.

Неловкость, а то и комизм нынешней ситуации в том, что уже кажется категорически невозможно сосчитать, сколько раз за последние 17 лет (именно столько времени Россия ведет переговоры!) российские власти заявляют что-то подобное.

Если у вас в сентябре (когда было подписано соглашение с США) или сейчас возникло ощущение deja vu, не ломайте голову. Это не дежавю никакое вовсе— просто Россия уже далеко не в первый раз подписывает двусторонние соглашения с США и ЕС. И далеко не в первый раз российские первые лица обещают членство в течение нескольких месяцев— честно говоря, я давно сбился со счета.

Заседание правительственной комиссии по вступлению в ВТО, 13 июля 1999 года

Источник: ТВЦ

Предыдущий крупный «прорыв» состоялся в конце 2006 года, когда— после подписания двусторонних соглашений с США, ЕС и многими странами поменьше — показалось, что членство в этой организации и правда не за горами. Что Россия, наконец, перестанет быть единственной большой страной, не входящей в нее. Да и вообще— в ВТО входят 153 страны, трудно найти даже крошечную страну, не являющуюся ее членом.

Кто еще пытается вступить в ВТО?

Страны-кандидаты и дата подачи их заявлений на вступление в ВТО.



Алжир 3 июня 1987
Россия 16 июня 1993
Беларусь 23 сентября 1993
Судан 11 октября 1994
Узбекистан 8 декабря 1994
Сейшеллы 31 мая 1995
Вануату 7 июля 1995
Казахстан 29 января 1996
Иран 19 июля 1996
Азербайджан 30 июня 1997
Андорра 4 июля 1997
Лаос 16 июля 1997
Самоа 15 апреля 1998
Ливан 30 января 1999
Босния и Герцеговина 11 мая 1999
Бутан 17 сентября 1999
Йемен 14 апреля 2000
Багамы 10 мая 2001
Таджикистан 29 мая 2001
Эфиопия 13 января 2003
Ливия 10 июня 2004
Ирак 30 сентября 2004
Афганистан 21 ноября 2004
Черногория 10 декабря 2004
Сербия 10 декабря 2004
Сан-Томе и Принсипе 14 января 2005
Коморы 22 февраля 2007
Экваториальная Гвинея 19 февраля 2007
Либерия 13 июня 2007
Сирия 4 мая 2010 (заявление пока не принято)

Источник: ВТО

Потом мы сами все и поломали— в 2007 и 2008 годах. Сначала, введя экспортные пошлины на лес, настроили против себя Финляндию и заблокировали согласование Рабочего доклада (основного документа, определяющего условия вступления в ВТО) на уровне многосторонних переговоров. Затем, окончательно испортив отношения с Грузией (там было, как я понимаю, до сих пор неснятое требование обеспечить контроль грузинской стороны над таможенными пунктами в Абхазии и Южной Осетии).

Кстати, сейчас многосторонние переговоры опять придется вести, многие части Рабочего доклада (а это десятки томов зубодробительных документов) корректировать. По-видимому, Госдуме предстоит принять немало поправок в законодательство, а нашим переговорщикам убедить партнеров в том, что они соответствуют обязательствам в ВТО. И это тоже уже было. И уже много раз утверждалось, что на 95–99% все готово.

На самом деле были и другие причины «срывов»— как технического характера, так и политического. Когда начался кризис, российская позиция свелась к тому, что, вот, закончатся срочные проблемы, тогда и вернемся к переговорам. В 2009 году вернулись, опять подписали соглашение с США. Да так, что спустя год пришлось переподписывать.

В апреле 2005 года тогдашний министр экономического развития Герман Греф намеревался завершить переговоры о вступлении в ВТО до конца года

Источник: 1 канал

Как можно догадаться, не влезая в бесконечные (а зачастую еще и непубличные) подробности, кризис стал лишь очередной отговоркой. Обычно на вступление в ВТО уходит лет 5, ну 7, но не 17 же!

Реальные причины промедления, конечно, другие. Отраслевые лоббисты и «эксперты на содержании» много лет регулярно их озвучивали и продолжают озвучивать. Вкратце, их аргументация такова: если мы откроем свой рынок для иностранцев, отечественного производителя задушат. Дескать не готовы наши банки, заводы и фермы конкурировать с иностранцами, надо бы дать им еще немного времени адаптироваться к рыночной экономике. А правительству— возможность тратить на их поддержку бюджетные деньги.

Всякий раз, читая такое, стоит задуматься: противники ВТО — против конкуренции, а значит за— высокие цены и процентные ставки. Что они против не только конкуренции, но и иностранных инвестиций, а значит— против модернизации российской промышленности, против высоких зарплат. Что они за продолжение дискриминации российского несырьевого экспорта, а значит— за сырьевую модель экономики, за низкие темпы экономического роста, за новый застой.

Цена промедления, кстати говоря, похоже довольно высока. По оценкам Всемирного банка, темпы роста ВВП после вступления в ВТО вырастут на 1–3%.

Этим дело далеко не исчерпывается: например, помните недавно Медведев признал, что на госзакупках ежегодно разворовывается триллион рублей? Так вот, есть надежда, что, поскольку после вступления в ВТО придется полноценно допустить иностранные компании к этому инструменту, взятки и откаты— нет не исчезнут— станут не столь повседневными. И тут дело не только в конкуренции, понимаемой привычным образом, но еще и в конкуренции юрисдикций: для компаний из развитых стран взятка за границей— верный способ угодить под преследование у себя дома.

Спустя семь месяцев после начала расследования "Даймлергейта" (весной американцы оштрафовали немецкий Daimler за взятки российским силовикам) Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье "Мошенничество"

Источник: Вести

Но самый главный плюс ВТО в том, что международные соглашения превалируют над внутренним законодательством. В том, что членство в ВТО ограничивает регулятивный произвол. В том, что оно не позволяет чрезмерно увлекаться протекционизмом и патернализмом, не дает чиновникам слишком глубоко залезать в чужие карманы. А значит, и помогает бороться с коррупцией.

Вот вам и ответ— почему мы так долго вступаем в ВТО. И рад бы был ошибиться, но боюсь, что есть еще и прогноз: в будущем году не получится, опять пойдем по кругу, оттягивая открытость и введение цивилизованных правил игры до бесконечности.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции GZT.RU

Спонсор поста:

кухонные товары



Пинг не поддерживается.

Оставить комментарий